Язык цветов

В наши дни это знание почти утрачено, а ведь когда-то язык цветов знали все.
Это был язык романтики, созданный для тайного выражения чувств влюбленных, для того, чтобы они могли высказывать их без слов тогда, когда нельзя было говорить открыто.

Предшественницей языка была зародившаяся на сказочном Востоке мнемоническая система селам, система образования искусственных ассоциаций. Она была придумана в Турции ещё в средние века и основана на рифмах. Слово «селам» в переводе с персидского означает «приветствие».
 
Рифмы могли с помощью одного слова передавать мечты, настроения и чувства. Иногда, когда строчки рассказывали о чувствах, в качестве слов выступали цветы и растения. Все оттенки нежности были перенесены на них. У каждого цветка мог быть только один смысл и одно значение, и благодаря этому можно было вести разговор.

Большое значение придавалось так же времени поднесения цветов, тому, как (вверх или вниз цветками) и в какой руке дарящий держит букет, убраны ли шипы, если это букет из роз, украшен ли он листьями, растениями и лентами.
Два человека из разных стран стали первооткрывателями системы селам для европейцев, и именно система селам и стала основной для появления в европейской культуре "языка цветов".

Эта честь принадлежит двум людям – английской писательнице леди Мэри Уортли Монтегю и французскому путешественнику Обри де ла Моттре.
Ла Моттре уехал из Парижа в 1696 году, во время гонения на гугенотов, в 1699 перебрался в Константинополь, где и жил до отъезда в Швецию в 1714 году. Путешественник, с 1711 состоявший на дипломатической службе у шведского короля Карла XII, проехал через Крым и Тамань на Северный Кавказ и снова в Турцию. По поручению Карла XII побывал также в Венгрии, Голландии, Германии, Англии . Обри де ла Моттре впоследствии описывал свою жизнь в Константиополе в книге "Путешествия по Европе, Азии и Африке", изданной 1727 г. В ней, среди прочего, рассказывается о языке цветов селам. Послание на этом «языке» будет выглядеть как набор случайных предметов: цветов, фруктов, драгоценных тканей, жемчужин,золотых и серебряных нитей, кружев, лент и пряностей, расположенных в определенной последовательности и в совокупности составляющих романтическую новеллу.

1716 году Эдвард Уортли Монтегю, муж леди Мэри, представительницы высшей аристократии Великобритании, был назначен послом в Стамбуле и супруги прожили в этом городе до 1718 года. Свою жизнь в этом сказочном восточном городе Мэри Уортли Монтегю в течение двух лет описывала в письмах, которые потом вошли в книгу "Письма из турецкого посольства ». Примечательно, что «Письма из турецкого посольства» написанные леди Монтегю, стали первой книгой женщины-автора о жизни женщин на мусульманском Востоке. Необычной книгой зачитывалась вся просвещённая Европа и именно с этого времени язык селам начал входить в моду.

Нежную изысканность языка цветов изучали и дамы и кавалеры, и он воистину был языком влюблённых на протяжении долгих двухсот лет.
В разных странах издавались пособия, в которых описывались символические значения различных растений.

Так, в 1811 г. в Париже была издана "Азбука Флоры, или Язык цветов".
Автор, Бертран Деланше , описал около двух сотен растений, каждое из которых имело своё символическое значение. Напротив каждой буквы французского алфавита был изображен определенный цветок и описанное его значение.
Все главы пособия Шарлотты де Латур "Язык цветов", изданной в 1819 году, распределялись по временам года. Там же приводилось руководство читателям для самостоятельной расшифровки и составления "цветочных записок".
В Англии в 1825 году была издано сочинение Генри Филипса «Эмблемы цветов». Эта книга была гораздо более полной и подробной, чем изданные ранее французские сочинения - воистину титанический труд , ведь Филипс не только сопоставлял чувства и растения, но и раскрывал причины такой символики, подтверждая свои слова цитатами из античных поэтов. Кроме того, он изобрёл и описал систему чисел, символами в которой были ягоды, фрукты и листья.

В России первая книга, полностью посвящённая «цветочной» теме» появилась в 1830 году и принадлежала перу поэта Дмитрию Петровичу Ознобишину. Это был перевод немецкого издания 1823 г. «О цветах», переработанное и дополненное. В книге описано почти четыреста растений, с названиями на латыни и на русском просторечном языке, а так же содержались фразы для различных вариантов разговора на «языке цветов».

Таким образом современницам Пушкина "Селам, или Язык цветов" стал практическим руководством для применения. Влюблённые барышни и кавалеры общались посредством цветов, ведь цветы - замечательные посредники для передачи романтических чувств . Если мужчина дарил девушке букет цветов, то непременно со смыслом, и она и пыталась расшифровать это тайное послание и ответить на него. Количество цветов в букете имело тайное значение. Так, например, один цветок, подаренный избраннице, означал, что она – единственная, два цветка - ответное признание, букет из трёх цветов означал предложение уехать на край света, пять - признание в любви, а семь – это уже предложение обручиться, тогда как девять и одиннадцать – предложение и принятие дружбы, десять цветков - желание пожертвовать всем ради избранницы, двенадцать - надежда на преодоление препятствий, а тринадцать растений в букете говорило о ненависти и презрении.

Особенно важное значение имел цвет букета. Букет из белых цветов означал невинность и чистоту, из жёлтых - был вестником разлуки, а розовый букет символизировал признание в нежной любви. Подаренный букет из красных цветов означал страсть, из синих - преданность. Фиолетовые цветы в букете говорили о доверии, а букет из разноцветных цветов нужно было читать , как книгу и такой букет мог быть гораздо красноречивее , чем человек, его подаривший!

В ХIХ веке «Язык цветов» из средства общения превратился в модную салонную игру, называвшуюся «Флирт цветов». В ней у каждого гостя было по две карточки. Одна с изображением цветка, другая, так называемая «Ты и я», служила неким ключом, поводом для знакомства и флирта. Эта игра была чрезвычайно популярна, ведь с помощью неё могли знакомиться самые робкие и признаваться в своих чувствах самые нерешительные.

Однако со временем романтические традиции стали угасать, поэзия пушкинского века вытесняется прозой и язык цветов перестал звучать на балах, салонных играх и письмах, был отодвинут в прошлое.

Долгие годы о нём помнили только узкие специалисты - историки и искусствоведы, изучавшие культуру Пушкинской эпохи, и только в наше время стал возрождаться интерес к романтическим символам, тайным знакам, полунамёкам, флирту и незаслуженно забытому «Языку цветов».

И сейчас, выбрав подходящие по случаю цветы, подобрав их по цвету и количеству, можно составить романтическое послание для своей избранницы, и она, конечно же, поймёт и поверит ему, поскольку язык цветов неоспорим.